Странник

Пустынная дорога извилистой чертой уходила в облачную даль, то приближавшуюся и обволакивающую горами сухой пыли, то исчезавшую с уходом ветра. По бокам дороги раскинулись необозримые поля редкой, сухой травы. Лишь изредка попадались небольшие колючие кусты, которые словно сказочные гномы, сторожили просторы Пустыни. Солнце огромным огненным шаром возвышалось над этим царством смерти и забвения, освещая все вокруг и не давая спрятаться от своих лучей ни единому созданию природы.

Он шел не спеша, размеренно ступая по дороге, оставляя за собой следы в реке пыли, которые останутся единственным отпечатком его пребывания в этом мире. Ветер уважительно трепал каштановые волосы, которые не смогли изменить не время, не природа. В его глазах светились радость и задор вперемешку с тенями безнадежности и тоски. Иссушенное ветрами и солнцем лицо было неподвижно и спокойно, словно поверхность равнинного озера в тихую летнюю ночь.

Не один раз и не десяток солнце садилось за горизонт, уступая права владения Пустыней луне и звездам, излучавшим такой же холодный свет как и воздух ночной Пустыни. Этот человек шел под звездами и луной, облаками и палящим солнцем. Никто не знал куда и зачем он идет. Да и откуда же им знать это, если он сам не был уверен в цели своих путешествий. Рожденный Пустыней и выращенный детьми Пустыни, он не стал еще одним из Пустынников – народа живущего и хранящего Пустыню от непрошеных гостей. Он ушел, вернее исчез в один день, точно так же как и появился в стане. Почувствовав зов дороги, Странник отправился в далекий поход к мечте которой нет.

Он не любил одиночество и всегда был рад веселой и интересной компании, впрочем как и любой другой за неимением альтернативы. Но в обществе других людей ему тоже не было места – Странник не любил пустых разговоров и бестолковой возни. Больше всего он любил тишину. Не абсолютную. Тишину Природы в любом ее виде: будь то злой вой урагана и свист пыли, оглушающие раскаты грома или ласковый шепот зеленой листвы. Слушая природу он становился лучше и добрее, все лучше узнавал себя. Времени для этого у Странника было предостаточно – он скитался в одиночестве. Не было человека способного достаточно глубоко понять его душу и желания и при этом остаться самим собой – совершенно не похожим на Странника.

Он был рад своему одиночеству – не быть нужным, не перед кем и ни за что не отвечать, не давать обещания которые нельзя сдержать, – все это относилось к нему. Ему не нужно было анализировать свои поступки и поступки других людей. Как дерево растущее в пустом широком поле, ему не было нужды переживать, что он заслонил кому-то свет, и бороться за свет для себя. Все вокруг было только для него, в таком виде, в каком он это воспринимал. Пустыня могла и убить и сберечь всех, всех кроме Странника – он был частью самой Пустыни. Она была его прекрасной спутницей, другом и врагом. Он был ей обязан всем, но она ничего не просила. Пустыня...
Он искал то, что всегда имел. Когда он это поймет, то совсем не удивится... Но этого ему не понять. А Пустыня всегда будет хранить его и его мысли... Пустыня и Странник... История без начала и конца. История про вечность...

Elf.

6