Посвящается “странной девчонке”
однажды приехавшей поздней осенью
в наш древний город...

...Я сижу на подоконнике, и смотрю на людскую суету за окном. Мяу! Простите, забыл представиться: я – это пушистый кот, сине-пепельного цвета, в полном расцвете сил, как говорил какой-то чудак с вентилятором на спине, который живет в странном ящике. Хотя он утверждал, что живет на крыше: я на многих крышах бывал – его там не видел. Но я не удивляюсь, в этом ящике много странностей. Сами рассудите: как может помещаться столько людей в такой маленький ящик, в котором даже мне было бы мало места. Но я туда и не собираюсь, потому что я люблю свободный простор. Это люди любят сажать себя в ящики, и хвастаться перед другими, в каком классном ящике они сидят; а когда кто-то прозревает и пытается вылезти из ящика, что бы гулять как кошка, люди-ящики вокруг начинают возмущаться по поводу неуважительного отношения данного оригинала к концепции ящиков. Люди удивляются: вроде жить не тужить, и вроде жив и здоров, так откуда берется печаль? Очень жаль, что они не понимают, что запирая себя в четырех стенах, они остаются наедине с печалью. Мяу! Но есть на свете и свободолюбивые люди-кошки. Вон за окном идет яркая представительница людей-кошек – моя хозяйка. Я называю ее хозяйкой, потому что в вашем языке нет аналога кошачьего “Мррмяу”. Что говорить если вы выражаете это слово четырьмя буквами, а в кошачьем языке существует тысячи оттенков. В вашем языке тоже есть оттенки, но люди привыкли выражать свои чувства сложностью употребляемых слов. Кто больше наплетет слов, да и еще чем сложнее будет сплетенный клубок, тем больше он “заслуживает” на звание поэт. До сих пор не могу понять смысл слова “поэт”. Кто-то когда-то поэтов назвал стихоплетами, мне ближе по смыслу словоплет. Они из слов плетут замысловатую мозаику, как плетут ремесленники коврики. Только на коврике спать уютнее, а от словесной мозаики мне не становится ни теплее ни уютнее. Когда вы одним словом “Мйяяу” заставляете трепетать свою кошечку от тех чувств, которые вложили в это слово, вот это я считаю истинной поэзией.

Я люблю свою хозяйку. Мйяяу! Она меня называет Мурзик, это созвучно с кошачьим “Муурр”, что означает милый, любимый.

Поворот замка, она входит, я уже жду ее у двери. Мяу! Она разувается, берет меня на руки и несет в комнату, садиться за стол. Взяла бумагу, ручку, и начала писать свой очередной “писательский труд”. За окном начался дождик, настроение у хозяйки аналогичное. Я сижу на краю стола, облизываю лапки, мою мордашку – готовлю себя к серьезной работе: исправлению настроения хозяйки. Так и есть: исписав полстраницы, она отбросила ручку, скомкала лист бумаги и бросила его в угол. Мяу! Зачем же так переживать: пройдет дождик и будет снова светить солнышко. “Мяу!” – прищурив глазки, тихо говорю я, ненавязчиво привлекая к себе внимание. Она берет снова меня на руки и пересаживается в кресло. Я удобно располагаюсь у нее на коленях. Она начинает гладить меня – я в ответ довольно мурлыкаю. Постепенно она засыпает. Я вижу ее сон. Кошки намного проницательнее, чем думают люди. Сон радостный. На ее лице засияла улыбка. Я перестаю мурлыкать и тоже погружаюсь в сон.

Когда она проснется на улице будет светить солнышко. Она мне улыбнется, я лениво потянусь, и мы вместе пойдем гулять. Я по крышам, вдыхая свежесть свободного ветра, она по парку, вдыхая свежесть мокрой листвы. Но душой мы будем вместе.

CyberCat.

3