Прохладный ветер тихо играл прибрежными травами и заставлял реку покрываться мелкими, быстрыми волнами. Облака, словно серое безразмерное покрывало, закрыли все небо, не желая выпускать из своих обьятий не один солнечный луч на соскучившуюся по теплу землю. Зеленые деревья вели свой непонятный бесперерывный разговор о только им известных вещах. А на берегу реки сидел парнишка, присматривая за подпрыгивающим на волнах поплавком. Вдали послышались неспешные шаги. Иногда шаги прерывались шарканьем (знаете, когда нет важной цели и спешить некуда, то так, для получения хоть каких то впечатлений...). Парнишка оглянулся на звук. По усеяному мелкими камушками и песком берегу шел бродяга. Не то чтобы у него был вид бродяги. Одет он был не шикарно (ну и не ресторан ведь здесь), но просто и гармонично. Выглядел он естественно и просто. И в нем чувствовался Бродяга. Это слово почему-то сразу же стало для парнишки именем приближающегося человека.

– Как клев? – подойдя к парнишке поинтересовался незнакомец. Парнишка на секунду встретился взглядом с ним. Эти глаза оставляли неизгладимое впечатление: боль, страх, надежда, радость, вера, все вместе и еще огромное количество необъяснимого, сплетенное в единый клубок и помещенное в бездонную пропасть неизведанного. Парнишка еще несколько секунд не мог оторваться от этих глаз, ошарашенный увиденым.

– Прости, – сказал незнакомец отводя взгляд, таким голосом, словно он был виноват перед всем миром, – я всегда забываю про глаза, когда долго не вижу людей.

– Да никак. Видишь какая погода.

Парнишка смотрел на поплавок, хотя ему было уже все-равно, и даже если бы вдруг вся рыба решила повеситься на его крючок, он не обратил бы на это никакого внимания.

– Да, для рыбалки не очень. А вообще это моя любимая погода.

– Почему? Что в ней хорошего?

– Хорошего?

Незнакомец призадумался, смотря перед собой, словно пытаясь разглядеть что-то очень далекое.

– Спокойствие и ожидание. Особенно осенью. Ожидание чего-то, что может произойти. В такую погоду я готов к этому. Можно ни о чем не думать и полностью отдаться этому чувству.

Парнишка удивился, насколько точно слова совпадали с его впечатлением от незнакомца. Казалось будто он раскрыт как летний цветок, и впитывает все вокруг себя, словно губка.

– Почему ты один?,– неожиданно для себя спросил парнишка.

– Так было всегда. Наверное так будет лучше, – со странной уверенностью, не совпадающей с его словами сказал незнакомец, - Я воюю с собой, разговариваю с собой, боюсь за себя и пытаюсь понять себя. И при этом никто к этому не причастен. Если виноват – то я, если молодец – то тоже я.

– И что, так всегда - всегда??!

– Да. Почти. Только иногда, такие как я собираются вместе и живут некоторое время в городе. – Зачем?

– Чтобы не отвыкать от людей. Чтобы не забывать почему мы так живем. Чтобы увидеть последствия существования. А тебе нравится ловить рыбу? - неожиданно, с огоньком вдруг появившимся в глазах, спросил незнакомец.

- А как же! - не раздумывая ответил парнишка и призадумался. Он поднял с земли округлый камешек, и начал старательно вытирать его рукой. Создавалось впечатление, что он хотел что-то стереть с него. Через минуту он с силой бросил этот камень в воду.

- Я ненавижу рыбалку. Мне очень многое не нравится вокруг. Я многого не могу понять, – тихо но злобно сказал он. Незнакомец встал с песка, и, отряхнувшись, побрел берегом.

– Как тебя зовут? – вдогонку крикнул парнишка.

Незнакомец остановился и повернулся к нему.

– Что тебе первое пришло на ум когда ты увидел меня? – будто заранее зная ответ, спросил незнакомец.

– Бродяга. – с непонятным для него спокойствием, полным важного, но еще не осознанного смысла, ответил парнишка.

– Это и есть мое имя. – подтвердил Бродяга, посмотрел прямо в глаза парнишке, и после паузы добавил, – И твое. Уже...

Парнишка смотрел вдаль, на еле заметную фигуру, исчезающую в серой мгле и в первый раз ждал что-то, чего не знал, и слушал голос Тишины, который ему еще предстояло понять...

ELF.


7