ОНА

Наступила пора лета. На улице, весело играясь лучами с детворой, светило солнце. Проходя мимо радостно кричащей детворы, он отогнал мысль о том, что у него никогда может быть не будет своих детей. И он никогда не сможет вот так вот, радуясь солнцу, играться с маленьким забавным существом, которое любило бы его...

Любовь! Это слово... Оно потеряло свой смысл для него еще тогда когда она... Нет! Он считал, что оно не потеряно, что оно не ушло вместе с ней, оно есть у него... мертвое. Мертвое, потому что он убил его когда оно не давало спокойно спать, спокойно есть, спокойно жить... Жить? Это нельзя назвать жизнью, это всего лишь жалкое существование. И все что можно спокойно сделать, так это умереть... Но умирать он не хотел – надежда еще жила...

Он шел не спеша под тяжестью печальных мыслей по аллее, и даже солнце яркими лучами не могло разогнать "тучи", которые сгустились над ним. Как и всегда, он шел по привычке на свое люби... нет... обычное место. Он не любил его, потому что невесть откуда бравшийся знакомый, всегда спрашивал почему он один... Он не винил знакомого за вопрос, который когда-то был для него как соль на рану. Ему уже было все равно, как наверно бывает все равно отбивной за то что с ней сделали...

Он шел не обращяя внимания на прохожих. Иногда его внимание все-таки привлекали девушки. Но он еще раз, и еще раз убеждался в правоте своих мыслей: "Пункт 1. На свете нет симпатичных девушек... Пункт 2. (поправка к пункту 1) ...которые одни". Убедившись в 32654 раз, он почему-то свернул со своего обычного пути и пошел на этот раз другой дорогой...

Но никто из прохожих этого не видел, потому что он исчез из этого мира именно в тот момент когда ему показалось, что он свернул с дороги...

Он продолжал идти не обращая внимания на то, что вокруг что-то поменялось. Краем глаза он заметил что дома, деревья, тротуар окрасились багровым цветом: "Наверно сегодня будет красивый закат" – мелькнуло у него в голове. Это был обогревающий, ласкающий свет, который бывает теплым летним вечером, когда солнце уходя за горизонт отдает последние, самые восхитительные, лучи. Но что-то не давало покоя, что-то мешало насладится уютом, созданым природой. Он пришел к той скамейке, на которой обычно убивал остаток дня. Сел и посмотрел на часы... Этого не могло быть – часы показывали без четверти три, а приятный багровый оттенок вокруг указывал на закат... Он взглянул на небо – солнце было еще высоко, и по-прежнему светило ослепительно ярко. "Но откуда тогда этот свет?" Ему не пришлось искать ответ в своей голове, потому что ответ в этот момент появился в поле его зрения...

Она была одета в блестящее длинное платье цвета вечернего заката с длинным разрезом... Он всегда сходил с ума от таких длинных разрезов... Ветер колыхал ее волосы в такт ее шагам, из-за чего ее походка казалась еще грациознее. Она шла... Нет. Она плыла по направлению к нему. Солнечные лучи отражаясь от ее платья окрашивали все вокруг приятным цветом. Но ему казалось, что ее глаза, похожие на море, ее очаровательная улыбка – именно они излучали то тепло, от которого становилось так приятно и светло на душе...

Она подошла к нему, и он, еле дыша от волнения, тихим голосом, как-будто боясь вспугнуть ее, спросил:

– Кто ты?

– Я любовь твоя.

– Я понимаю что ... – заговорил он заигрывающим тоном, но она его перебила.

– Нет! – Она слегка рассердилась, и когда она топнула, ее загоревшая нога появилась из-под разреза, как появляется берег из-под накатившей волны и тут же исчезает под накатом следующей волны.

– Ты не понимаешь, – теперь ее тон стал более спокойным, – Я именно та, которую ты... Ты думал что убил меня? – на ее лице появилась усмешка

– Нет, я жила здесь...

Его внимание привлекли ее волосы – они развевались на ветру, но он не ощущал этого ветра.

– Ты хотел сказать, что я настолько прекрасна, что не могу кому-то не понравится? Посмотри вокруг...

Он оторвал взгляд от ее волос, с которыми игрался ветер. Посмотрев по сторонам он удивился еще больше... Теперь он понял, что ему не давало покоя – вокруг не было ни одной души... Здесь не лаяли собаки, не ездили машины, здесь не было слышно ни одного звука...

– Где я? – спросил он упавшим голосом.

– Ты в своем мире – уверенно ответила Она, как будто именно этого вопроса и ждала так долго, – теперь ты понимаешь, что здесь я не могу кому-то нравится. Ты оставил меня здесь одну... Но я не страдала, я любила... Я люблю тебя...

От этих слов ему стало стыдно. Стыдно за то что он так несправедливо заточил это прекраснейшее существо, которое он когда-либо мог себе представить, не говоря о том что увидеть, и которое любило его, в тюрьму одиночества...

– Ты не меня заточил в тюрьму одиночества, – как-будто прочитав его мысли сказала Она, – ты не слушал моего голоса, и теперь ты тоже тут... один...

– А ты? – спросил он с надеждой в голосе.

– Я?... А хочешь ли ты чтоб я здесь была? Он не мог ответить нет, потому что очень хотел чтоб она осталась, но и ответить да не мог, потому что боялся, что после стольких лет, проведенных в этом мире, она обидется посчитая его слова ложью...

– Да – выдавил он из себя.

– А что ты сделал для этого? – спросила Она сухо, и ему показалось что это были не ее слова, а какого-то судьи, который пытается любыми вопросами загнать обвиняемого в угол...

Он почуствовал, что начинает сгорать от стыда, потому что он не мог сказать ничего ни за ни против. Его бросило в жар, свет вокруг становился все ярче и ярче. Он зажмурился...

– Не забывай меня – услышал он удяляющийся ее голос, но открыть глаза побоялся.

Он не понимал что происходит... Свет стал таким ярким что пришлось прикрыть глаза ладонью. Он не чуствовал ни пространства ни времени...

Вдруг все кончилось. Он почувствовал, что лежит на траве, а чья-то ладошка бьет его по щеке. Он открыл глаза и увидел, что кто-то склонился над ним, но не смог разглядеть лица, потому как солнце просачивающееся сквозь длинные волосы слепило глаза.

– ...вставай. – она подула на него, и он подумал что это самый приятный ветерок в его жизни. Он почувствовал легкий запах ее духов. - С виду вроде не дурак, а что такое солнечный удар не знает... Она привстала и подала ему руку, другой закидывая спадающие волосы назад.

– Кто ты? – наконец-то произнес он.

– Любовь твоя, – иронично пошутила она,

– Вставай и пошли – она взяла его за руку и повела. Спрашивать куда она вела его, после всего пережитого он не хотел...

– Я забинтую тебе руку, а то вон как разбил локоть...

CyberMax.


4-5