Ах,жизнь моя бренная, грехи мои тяжкие! Попался я таки. Теперь не выберусь. В ад попал, в ад. А разве ж много грешил-то? Вовсе и не много. Ну, подумаешь обжулил кое-кого, ну, украл пару раз – ну, для шутки же это, не со зла ведь. А другие вот хоть и больше воруют, дали взятку Михаилу – мол Всевышний мой лучший знакомый – и сидят себе приспокойненько в раю, радуются. А тут ещё целую очередь выстоишь, замучишься, пока ещё к главному чёрту попадёшь, да пока ещё тот посмотрит на тебя, оценит, пока решит, как тебя потом в пекле мучить ! Эх, отмучился я на земле, теперь ещё и здесь мучат (это я так стою в очереди к чёрту и думаю). Вот ведь штука, будь я сейчас на земле... Эх, да и что теперь говорить! А что? Чем хуже? Cтал я вперёд толкаться – мол самый грешный – так ведь не пускают же, говорят – умер тогда-то – вот и держись своей очереди, "не лiзь поперед батька у пекло".Ну, что на это ответишь? Вернулся, встал, стою. А очередь, как назло, не движется – похуже всякого пекла. А что, думаю, здесь ведь тоже люди, и ничем не хуже тех, что на земле остались. Не откажут ! Стал я предлагать им разное, собрались мы, тут же из адских камней шашки, домино, даже карты понаделали и, что вы думаете, – дело пошло – все сидят, играют, никто на главного чёрта внимания не обращает. Рассердился тут чёрт, набросился на меня: "Ад это, а не место для развлечений. Здесь мучаться положено. Убирайся, – говорит – от чертей подальше, прочь из ада в рай! Не порть мне клиентов." Что ж, против начальства не попрёшь, поплёлся я в рай. А там перед вратами рая снова очередь. Ну, тут уже я не выдержал. Сколько ж можно? Вот, думаю, какие всё-таки эти небесные несовершенные, а ещё на нас грешных жалуются. Понаделали даже в ТАКИХ местах очередей, а здесь очередь в три раза больше чертовой – правильно – всякие-такие разные лезут без очереди, подкупом или по знакомству, то всякий порядочный человек так никогда кроме загородки ничего и не увидит – так и помрёт грешный. Оно то, конечно не помрёт(помер ведь уже) но и жить, а стало быть и быть не сможет. Ну, уж нет, здесь я стоять не буду. Дай, думаю, и здесь попробую, точно такие же стоят, ну, ни чем не лучше – тоже грешные. Опять соорудили мы картишки, домино, рулетки понаделали, смешно сказать, целое казино получилось. Ну, кому, скажите мне, после всего этого ещё в рай захочется? Понятное дело – никому. Сидят все, играют, даже из рая некоторые повыбегали. Тут даже Михаил с Гавриилом не выдержали – сердца и души у них тоже человеческие – прибежали и тоже за карты. Как увидел Бог все эти безобразия, как накинулся на меня:"Что, – говорит, – ты ирод окаянный мне людей совращаешь, с пути истинного сводишь. Пришёл в рай – вот и радуйся – развёл бардель. Иди, – говорит, – откуда пришёл!". " Не могу, – говорю я, – не могу уйти туда откуда пришёл – из ада меня уже выгнали, а на землю идти не велего – мёртвый я, мёртвый!". Посерчал ещё Бог малость, а потом видит: делать нечего – и отпустил меня снова на землю. Иду я по земле родной и поверить не могу, что я снова здесь. Как всё хорошо получилось – вот и снова живой. Вдруг слышу голос, знакомый-знакомый, кричит мне в самое ухо: "Ах, ты лодырь, ах, ты ирод окаянный, опять напился до исступления, прошатался по подворотням, проспал всю ночь неведомо где. А ну марш домой!". Смотрю: жена моя кирчит, кричит-надрывается. Дура она баба, она ведь даже не знает где я был всю эту ночь.

Trust.


2